Другие люди

18 сентября 2016

Прошлый год "сослал" меня в отпуск на Кавказ. Скатываюсь в непатриотичность суждений, но после зарубежных отелей вечерами в отечественных санаториях сводит челюсти от скуки. Закончив исступленное закатное «нарзанопитие», публика рассаживается по скамьям вдоль центральной аллеи и начинает вдохновенно перемывать кости новым постояльцам.

Можете представить, под какой обстрел попала супружеская пара: молодая стройная блондинка озорно кокетничала с мужем. У него было мужественное, красивое лицо. Они касались друг друга то руками, то щеками. Шутили, поддевали один другого, азартно хохотали. Женщина катила мужчину на инвалидной коляске.

Я точно не знаю, как называется эта чудовищная болезнь, от которой полчеловека выглядит совершенно нормально, а ноги не развиваются. Нет совсем голеней. И почти нет бедер…

В конце прогулки мужчина всякий раз доставал откуда-то из-за спины розу и дарил цветок жене, что-то говоря ей, нагнувшейся, на ухо. Нежное лицо женщины заливалось алым соком. И они уже так спешили к лифту, подняться в свой номер, что даже «дубовым скамьям» становилось на минуту неудобно от соглядатайства…

Как–то мы встретились в летнем кафе. Там за чашечкой кофе любят посидеть курортники, послушать «уличных» музыкантов, играющих на таком уровне, какой не всегда встретишь в иных концертных залах. На город опустились восхитительные августовские сумерки, грянул вальс, и пара, кружась, пустилась танцевать. Площадь, не сговариваясь, сорвалась на аплодисменты. Наверное, зрители поймали себя на мысли, что видят счастливых влюбленных и не видят инвалидной коляски.

Потом мы объединились за столиком. Вера рассказала, как десять лет назад она, выпускница школы небольшого городка в Новосибирской области, на пустынном разъезде недалеко от дома поскользнулась на путях и сломала ногу. На нее двигался поезд, а она онемела от боли и приготовилась умереть страшной смертью под дико ревущим тепловозом.

Так судьбе было угодно, что, на короткое время подменяя родственника, в сторожке железнодорожника рядом с переездом в те минуты находился Владимир. Он на инвалидной коляске выкатил на пути и непостижимым образом встал перед Верой. Потом говорил, что это был импульс, порыв, но он хотел не составить компанию девушке в геройской погибели, а как-то заслонить ее. Стать для тепловоза первым.

Локомотив, судорожно скрежеща, затормозил в нескольких метрах от обезумевшей пары. А через полгода Вера поняла: жить без Владимира уже не сможет, и они поженились.

Вера закончила консерваторию, стала лауреатом престижных конкурсов пианистов, преподавателем института искусств, композитором. Откровенничала, что новые пьесы, аранжировки она создает, чувствуя жгучий накал любви мужа. Владимир тоже получил высшее образование и работает ведущим экономистом в одной из бизнес-структур Новосибирска. Они уже десять лет вместе.

... Мой короткий отпуск подходил к концу. Изнемогающие от перепитой минералки отдыхающие немного привыкли к «брачным играм» пары, отупев от вопроса про Веру «зачем ей это было нужно?». В субботу перед моим отъездом в санатории объявили танцы, но паркет пустовал. И тут откуда-то к роялю пробралась Вера. Она тронула клавиши, а в следующую минуту зал «захлебнулся» силой мелодии, в которой клокотало, билось, рвалось наружу прекрасное, могучее чувство. Казалось, нет вокруг ничего, кроме распахнутых окон, далеких звезд, высокого неба, мудрых гор и великой веры в любимого.

С последними аккордами Владимир приблизился к жене с букетом цветов, целуя ей руки. По-моему, ни один человек вокруг не понял, что он был на инвалидной коляске…


  • Комментарии не найдены

Оставить комментарий от имени гостя

Вложения

0 / 1000 Ограничение символов
Ваш текст должен быть в пределах 3-1000 символов